Картины художника Владимира Гремитских

 

Живопись и графика московского художника Владимира Георгиевича Гремитских (1916-1991) Продажа картин без посредников.

Сайт принадлежит сыну художника Александру Гремитских.

Выдаётся сертификат подлинности. 

 

Новости
ГРАФИКА «БОЛЬШОЙ ВОЛГИ» увеличить изображение
ГРАФИКА «БОЛЬШОЙ ВОЛГИ»

Название первой зональной выставки очень удачно, и не только потому, что выставка объединяет произведения художников всей Волги. Сама Волга стала совсем иной, чем прежде. Она превратилась в могучую дорогу в будущее, с грандиозными новостройками, гигантскими гидростанциями, с новыми людьми. Поистине большая Волга.

 

Зональные выставки рождаются не на пустом месте, их рождение подготовила плодородная почва широкого интереса народа к культуре и искусству.

С трудом пробираясь по заполненным народом залам выставки «Большая Волга» или проходя по широким набережным Куйбышева, радуешься тому, что далеко позади осталась старая провинциальная Самара, с её глухим и забитым прошлым. Как радует большой интерес, который проявляют волжане к своей выставке, как горячо они обсуждают произведения художников, как близко к сердцу принимают их успех и их неудачи.

Пожалуй, не встретишь волжанина, который бы при случае с гордостью не сказал: «Я родился на берегах Волги», или: «Я живу на Волге». Любовь к Волге — это неувядаемое чувство русского человека. С Волгой связаны многие страницы русской истории, русского искусства и литературы. Вечная красота Волги, сила и мужество волгарей — неиссякаемый источник вдохновения и творчества художников. Новая Волга с её бескрайними морями, с могучим дыханием её ГЭС родила и новых людей, с новыми высокими идеалами, новой культурой и новыми радостями в жизни и в труде.

 

Неудивительно, что жизнь сегодняшнего дня так привлекает художников Волги. Сегодняшнему дню посвящено большинство работ выставки.

Поворот к волнующим темам современности, определившийся ещё на выставке «Советская Россия», стал традицией для «Большой Волги». Это качество выставки особенно волнует, так как «Большая Волга» — первый ответ художников России на то внимание и одновременно на те доброжелательные критические замечания, которые были сделаны в адрес советского изобразительного искусства руководителями партии и правительства. Перед участниками и организаторами выставки стояли большие и серьёзные задачи. Художники Волги горячо откликнулись на вопросы своего времени, а это всегда было целью истинно высокого и прогрессивного искусства. В этом ещё одна интересная черта выставки.

Невозможно не обратить внимание и на обилие на ней молодых участников, что также — одна из положительных её черт. «Большая Волга» дала искусству много новых молодых имён, и в этом немалая заслуга отделений Союза художников волжских городов. Хорошую они растят смену!

 

На выставке «Большая Волга» много живописных полотен, графических листов, скульптуры и предметов прикладного искусства. И несмотря на то, что темой настоящей статьи является графический раздел выставки, надо отдать справедливость тому обстоятельству, что её успех в первую очередь, определяется живописным разделом. Однако и среди графических работ много мастерских и интересных.

 

Первый, самый беглый осмотр графического раздела убеждает в том, что интересы художников-графиков лежат в русле сегодняшнего дня.

Перед нами — преобразованные берега реки: порты, корабли, краны, городские новостройки; бытовые и жанровые сцены, портреты и пейзажи. Всё окружающее кипучее многообразие жизни, переработанное тонким чутьём художника-творца, говорит со зрителем своеобразным языком искусства.

 

Графика на выставке «Большая Волга» достаточно разнообразна. Здесь много линогравюр, есть офорты и ксилография, акварель и темпера, пастель и гуашь. Художники обладают разными индивидуальными манерами, творческими почерками, у каждого есть свой излюбленный материал, которым он хорошо владеет.

В последнее время в изобразительном искусстве всё чаще встречается стремление художников к созданию циклов, серий работ. Особенно широкое распространение это явление получило в графике. Думается, что такое нововведение очень интересно. Художникам есть что сказать зрителям, их волнуют различные аспекты современной жизни, которые они и стремятся раскрыть в многочисленных сюжетных разработках. Единая тема, единая мысль художника разбивается на отдельные сюжетные грани. Каждая из них имеет свою самостоятельную жизнь, но тем не менее вместе они составляют единое целое. Подчас даже художник не называет свои листы серией, и, однако, они её составляют.

 

Одни из них объединены названием, такие, например, как серия Михаила Бедных «За землю, за волю», Георгия Печенникова «Весна», Екатерины Богомоловой «Во дворце пионеров» и «В семье Ульяновых», Ревеля Фёдорова «Люди Севера».

Есть и такие, которые составляют как бы единое целое, не имея общего названия. Например, листы Ивана Савиных, посвящённые промышленной Волге, или пастели Николая Шапошникова о сельской жизни, Василия Стригина — о трудовых людях.

К сожалению, на выставке не так много, как хотелось бы, работ, посвящённых производственной деятельности человека, изображению промышленных предприятий, трудовых будней.

Этот недостаток имеет объяснение, но не оправдание. Оснащённая многолетними традициями, проторенная дорога искусства не ведёт в эту сторону. Художественное осмысление образов, связанных с промышленным трудом человека, — это новая область, которая, едва начав своё развитие в европейском искусстве, была оборвана расцветом формалистических и абстракционистских течений.

Развитие этой области стало делом советского искусства, и не только потому, что наше искусство стоит на реалистических позициях. Превращение труда из тяжкой необходимости в прекрасную потребность человека диктует и иное отношение к нему в области искусства.

Поэтизация труда, поиски художественной красоты в изображении машин, станков, заводских цехов и многого другого — задача трудная, но необходимая. Кроме того, советское искусство, разумеется, не может согласиться с абстракционистской интерпретацией в живописи новейших открытий в науке, технике, в космосе. Все эти процессы ждут своего художественного изображения в социалистическом искусстве, ждут новых эстетических решений в формах реалистического искусства. Поэтому каждый шаг на этом трудном пути особенно важен и дорог.

 

Большое внимание на выставке привлекают работы горьковского художника Аскольда Русина. Круг его интересов — это рождение и жизнь новых современных кораблей. Свою любовь к ним и восхищение их красотой художник передаёт зрителям, и мы любуемся красавцем «крылатым кораблём» так же, как привыкли любоваться красивым пейзажем с рекой или лесом.

Аскольд Павлович Русин работает акварелью в сочетании с гуашью. Он умело создаёт сплав из прозрачности акварели и густого мазка гуаши. Манере его свойственна беспокойная подвижность мазков и динамичность форм. Его работы отличаются своей собственной индивидуальной манерой.

 

В том же направлении, если так можно выразиться, промышленной эстетизации, работают удачно и горьковский художник Иван Савиных, и волгоградец Александр Печенников. Оба представлены на выставке офортами. Они хорошо владеют этой очень интересной и разнообразной техникой. Все пять работ Ивана Савиных связаны с Волгой — то Горьковский порт, то шлюз, то строящийся мост. Высоко к солнцу тянутся стройные сосны, но выше них взметнулись в небо высокие арки нового моста и могучие строительные краны («Мост строится»).

У Александра Печенникова два офорта о заводской жизни. Лучший из них — «Цех завода», с красивыми бархатистыми тонами акватинты.

 

Интересны работы волгоградца Василия Стригина. Его темперные листы — о людях Волги. И надо заметить, что ему хорошо удаётся спаять своих волжан с родной рекой. Его листы — это не портреты людей и не люди в пейзаже, они органично живут в нём, слились с ним.

Работы Василия Стригина хорошо скомпонованы и выразительны. В его «Сплавщиках леса» — энергия и мужественная сила. Эти черты героев хорошо ощущаются зрителем, несмотря на то, что он не видит их лиц. Может быть, этому помогает та твёрдость, с какой противостоят люди сильному встречному ветру.

 

По количеству в графике больше всего, пожалуй, пейзажей. Однако это совсем не тот пейзаж, к которому мы привыкли по истории искусств. Графиков волнует пейзаж, преображённый человеком. Всюду мы находим следы его труда, его дел, его жизни. Часто пейзаж сочетается с какой-либо жанровой сценкой, часто он является изображением улиц, площадей и событий городской жизни.

 

Цветная линогравюра представлена целым рядом интересных работ. Среди них — пейзажи горьковской художницы Ирины Савиных с всегда занимательным сюжетом и любопытными противопоставлениями, волгоградки Нинели Пироговой с контрастными яркими цветовыми отношениями, чувашского графика Фёдора Осипова с его любовью к весенним мотивам, к голубым проталинкам и черным силуэтам.

 

В чёрной линогравюре своеобразны пейзажи Спартака Глушкова (Ярославль). Красив его «Переяславль» с каким-то особым русским эпическим неторопливым рассказом о виденном.

 

Современное интересное решение традиционной темы о весне и грачах нашёл в линогравюре В. Жуков (Ярославль). Грачи с шумом устраиваются на чуть-чуть тронутых весной ветках деревьев. За деревьями новые каменные дома теснят отживающие деревянные домишки, а над всем этим, пересекая лист в разных направлениях, гудят провода. Вообще хочется заметить, что наши художники часто изображают провода, но это не упрек им. Художники полюбили эту деталь современного пейзажа и с успехом используют её.

 

Очень современен пейзаж молодого татарского графика Геннадия Скворцова. Его «Казань. Дорога в город»— интересный офорт. Прямо от зрителя вверх поднимаются линии двухстороннего асфальтированного шоссе. Поблескивает мокрый асфальт, а по сторонам шоссе лежит белый снег и чернеют стволы деревьев и столбов электролиний. Слева — ещё заборы, садовые домики, справа — начинаются городские кварталы, дымят заводские трубы.

 

Своеобразны работы совсем молодых художников Георгия Кикина (Куйбышев) и В. Осипова (Саратов). Жаль только, что некоторые их работы отличаются поразительным сходством. Авторы учились вместе и, видимо, ещё не нашли своей собственной дороги.

 

Очень трудно в рамках столь небольшой статьи коснуться, хотя бы кратко, всех достойных произведений отдела графики.

Например, особого разговора заслуживают пастели Николая Шапошникова (Саратов). Пейзажи его так тесно связаны с жизнью и трудом человека, что хочется их назвать песней о сельском труде.

 

На историко-революционную тему графических работ на выставке, к сожалению, мало. Но на долю автора именно этой темы и выпал наибольший успех. Речь идёт о куйбышевском художнике Михаиле Бедных. Интересны не только работы, но и его биография. Это художник-самоучка. До недавнего времени он был рабочим, а затем художником на нефтяном заводе. Всего несколько лет тому назад он принят кандидатом, а после выставки стал членом Союза художников РСФСР.

Триптих Михаила Бедных «За землю, за волю» отличается острой, иногда почти плакатной выразительностью, бурной экспрессией и динамичностью. Техника линогравюры, в которой он работает, близка творческому лицу талантливого художника и органически им используется.

Его линогравюры очень декоративные, однако отличаются тем, что чередование пятен, всплески белого на чёрном и игра чёрных пятен на белом не существуют ради одних декоративных целей, а являются средством выражения главной мысли автора.

К сожалению, этого нельзя сказать обо всех чёрных линогравюрах. Кстати, их очень много на выставке. Столь массовое увлечение этой техникой, в которой, по представлению некоторых, заключены самые характерные черты «современного стиля» — лаконизм и обобщённость, не всегда на пользу искусству. На практике оказалось, что это увлечение не менее, если не более, чем какие-либо другие технические привязанности, способствует нивелировке творческих индивидуальностей. На выставке есть ряд линогравюр, авторскую принадлежность которых установить практически невозможно, так они похожи одна на другую.

 

Техника линогравюры, особенно чёрной, отличается тем, что, сделанные даже без достаточного профессионального умения, листы выглядят довольно эффектно. Однако хочется пожелать художникам не искать лёгких путей и не возводить технические приёмы в стилевые черты, а искать и находить свои собственные средства выражения.

К счастью, таких работ на выставке немного, а гораздо больше хороших, талантливых.

 

В области жанра на выставке привлекает внимание серия линогравюр Георгия Печенникова (Волгоград) «Весна». У него не только возрождающаяся природа, а жизнь людей, возрождающаяся и обновлённая: новая квартира, на новой стройке, на весеннем газоне.

 

Детской теме на выставке повезло. Несколько серий посвящено детям.

Особенно привлекательны листы казанского художника Валентина Карамышева. С большой изобретательностью он выбирает сюжеты из жизни ребят. Его работы полны огромной любви к детям, тонкого юмора и наблюдательности. «Первая зелень» — этот лист особенно хорош в цвете. На тонких ветках молодых саженцев показываются ярко-зелёные листочки, и около них такая же юная, как деревья, девушка-садовод красит таким же ярко-зелёным цветом загородки, оберегающие саженцы. Все зелено и по-весеннему юно.

Лукаво смотрит калмыцкий мальчуган в линогравюре калмыцкого художника Бориса Данильченко «Джомба».

Детям же посвящена серия пастелей ульяновской художницы Екатерины Богомоловой «Во Дворце пионеров».

 

Хороших работ на выставке много, но есть и недостатки, на которых необходимо остановиться. В известной степени эти же недостатки наметились уже на предыдущих выставках.

 

Почему так мало на выставке графических портретов? Разве наш современник — не самая достойная модель для большого серьёзного портрета? Рабочий или колхозница, врач или учительница, инженер или физик — все советские люди, к какой бы профессии они ни принадлежали, не могут не представлять интереса для художника. Портрет не является монополией живописи, пожалуй, наоборот. Именно в графике, в материале более подвижном, мобильном, требующем меньшей затраты времени, есть все возможности и все условия для создания портрета современника. История графического искусства знает немало великолепных портретов: Гольбейна, Дюрера, Репина, Серова и многих других.

Кстати сказать, наши художники почти совсем забыли обычный карандашный рисунок. Увлекаясь гравюрой, не следует забывать и этот испытанный веками материал — основу основ всякого графического искусства.

 

Малое количество портретов в графике ощущалось уже на выставке «Советская Россия», есть этот недостаток и на «Большой Волге». В числе наиболее удачных портретов хочется назвать литографии молодого горьковчанина Александра Девяткина «Горновой» и «Маринка» и некоторые линогравюры чувашского художника Ревеля Фёдорова. Больше удались Фёдорову листы, изображающие эвенка и водолаза. В них есть стремление автора к созданию обобщённого образа «людей Севера» и одновременно выразительность портретных характеристик.

 

 

Ещё одно замечание — оно было высказано критиками на выставке «Советская Россия», но также относится и к «Большой Волге» — очень мало иллюстраций.

Самыми тесными узами родства связана иллюстрация с графикой. Русское искусство имеет замечательные традиции в этой области, и не только русское, но и советское искусство. Хотелось бы, чтобы современные наши графики продолжили их. Иллюстрации Ивана Язынина (Татария) к «Моабитским тетрадям» М. Джалиля или симпатичные зверюшки В. Жукова (Ярославль) к книге «Живые зверюшки», рисунки Владимира Кутилина к русским сказкам, несмотря на их удачу, не решают этого вопроса.

С удовольствием увидели бы зрители на последующих выставках хорошие иллюстрации к произведениям современных советских и зарубежных писателей и к классикам мировой и русской литературы.

 

Желательно, чтобы будущие выставки не повторяли экспозиционных ошибок графического раздела «Большой Волги». Уже одно то обстоятельство, что выставка расположена в двух различных зданиях, достаточно затрудняет её осмотр, но это не зависело от устроителей.

Но другой недостаток целиком от экспозиционеров. Непонятно, по какой причине понадобилось разделять графические листы одного и того же автора по этажам и даже по разным зданиям. Такое разделение никому не на пользу: ни авторам, ни произведениям, ни зрителям.

Если в живописи объединить все произведения одного автора часто затруднительно, а подчас даже нежелательно, то в графике почти всегда необходимо и возможно. В большинстве случаев, в частности, на выставке «Большая Волга», графические листы и тогда, когда они не названы серией, все объединены автором единой темой.

 

Мы смогли упомянуть лишь некоторые из многих интересных работ графического отдела выставки. Несмотря на имеющиеся недостатки, графика «Большой Волги» производит очень хорошее впечатление. Она свидетельствует о том, что на Волге живёт и работает большой и талантливый отряд советских художников. Отряд молодой, устремлённый всеми своими помыслами в будущее.

Сейчас существует проект, по которому полноводная Волга отдаст часть своих вод другим рекам. Пожелаем же художникам волжских берегов с такой же щедростью отдавать своё полнокровное искусство советскому народу.

 

 

Г. СЕРОВА

Журнал «Художник» № 11, 1964 г.